воскресенье, 4 мая 2008 г.

КОНСПЕКТ. КРИТИКА ГОТСКОЙ ПРОГРАММЫ. ГЛАВА 4

К. МАРКС КРИТИКА ГОТСКОЙ ПРОГРАММЫ (1)
КОНСПЕКТ
Начало конспекта. Первая страница. Пояснения.

Содержание:
Предисловие Ф.Энгельса
К.Маркс Письмо В.Бракке
К.Маркс Замечания к программе германской рабочей партии
Глава I.
Положение 1
Положение 2
Положение 3
Положение 4
Положение 5
Глава II.
Глава III.
Глава IV.
А. Свободная основа государства
В. Духовные и нравственные основы государства
Ф.Энгельс Письмо к А.Бебелю
Ф.Энгельс Письмо к К.Каутскому
Примечания
Выводы. Преодоление дурного социализма

К. МАРКС ЗАМЕЧАНИЯ К ПРОГРАММЕ ГЕРМАНСКОЙ РАБОЧЕЙ ПАРТИИ
Глава IV.
Перехожу теперь к демократическому разделу:

А. "Свободная основа государства".[1]

Прежде всего, согласно II разделу, германская рабочая партия добивается "свободного государства".
Свободное государство — что это такое?
Сделать государство "свободным" — это отнюдь не является целью рабочих, избавившихся от ограниченного верноподданнического образа мыслей. В Германской империи "государство" почти столь же "свободно", как в России. Свобода состоит в том, чтобы превратить государство из органа, стоящего над обществом, в орган, этому обществу всецело подчиненный; да и в наше время большая или меньшая свобода государственных форм определяется тем, в какой мере они ограничивают "свободу государства".
Германская рабочая партия — по крайней мере, если она принимает эту программу, — обнаруживает, как неглубоко прониклась она социалистическими идеями; вместо того чтобы рассматривать существующее общество (а это сохраняет силу и для всякого будущего общества) как "основу" существующего государства (или будущее общество как основу будущего государства), она, напротив, рассматривает государство как некую самостоятельную сущность, обладающую своими собственными "духовными, нравственными, свободными основами".
Да к тому же еще грубое злоупотребление в программе словами: "современное государство" и "современное общество", а также и еще более грубое непонимание того государства, которому она предъявляет свои требования!
"Современное общество" есть капиталистическое общество, которое существует во всех цивилизованных странах, более или менее свободное от примеси средневековья, более или менее видоизмененное особенностями исторического развития каждой страны, более или менее развитое. Напротив того, "современное государство" меняется с каждой государственной границей. В прусско-германской империи оно совершенно иное, чем в Швейцарии, в Англии совершенно иное, чем в Соединенных Штатах. "Современное государство" есть, следовательно, фикция.
Однако, несмотря на пестрое разнообразие их форм, различные государства различных цивилизованных стран имеют между собой то общее, что они стоят на почве современного буржуазного общества, более или менее капиталистически развитого У них есть поэтому некоторые общие существенные признаки. В этом смысле можно говорить о "современной государственности" в противоположность тому будущему, когда отомрет теперешний ее корень, буржуазное общество.[2]
Возникает вопрос: какому превращению подвергнется государственность в коммунистическом обществе? Другими словами: какие общественные функции останутся тогда, аналогичные теперешним государственным функциям? На этот вопрос можно ответить только научно; и сколько бы тысяч раз ни сочетать слово "народ" со словом "государство", это ни капельки не подвинет его разрешения.
Между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе. Этому периоду соответствует и политический переходный период, и государство этого периода не может быть ничем иным, кроме как революционной диктатурой пролетариата.[3]
Но программа не занимается ни этой последней, ни будущей государственностью коммунистического общества.
Ее политические требования не содержат ничего, кроме всем известных демократических перепевов: всеобщее избирательное право, прямое законодательство, народное право, народное ополчение и прочее. Это простой отголосок буржуазной Народной партии, Лиги мира и свободы. Все это сплошь требования, которые, поскольку они не переходят в фантастические представления, уже осуществлены. Только государство, их осуществившее, находится не в пределах Германской империи, а в Швейцарии, Соединенных Штатах и так далее. Подобного рода "государство будущего" есть современное государство, хотя и существующее вне "рамок" Германской империи.
Забыли, однако, об одном. Так как германская рабочая партия определенно заявляет, что она действует в пределах "современного национального государства", стало быть, своего государства, прусско-германской империи,— да иначе и требования ее были бы в большей части бессмысленны, так как требуют ведь только того, чего не имеют,— то она не должна была бы забывать самого главного, а именно, что все эти прекрасные вещицы покоятся на признании так называемого народного суверенитета и поэтому уместны только в демократической республике.
Раз уж не хватило мужества требовать демократической республики, как это делали французские рабочие программы при Луи-Филиппе и Луи-Наполеоне,— и разумно, ибо обстоятельства предписывают осторожность,— то незачем было прибегать и к этой уловке, которая не является ни "честной", ни достойной,— требовать вещей, которые имеют смысл лишь в демократической республике, от такого государства, которое представляет собой не что иное, как обшитый парламентскими формами, смешанный с феодальными придатками и в то же время уже находящийся под влиянием буржуазии, бюрократически сколоченный, полицейски охраняемый военный деспотизм, и сверх того еще торжественно заверять такое государство, что воображают добиться от него чего-либо подобного "законными средствами"![4]
Даже вульгарная демократия, которая в демократической республике видит осуществление царства божия на земле и совсем не подозревает, что именно в этой последней государственной форме буржуазного общества классовая борьба и должна быть окончательно решена оружием,— даже она стоит все же неизмеримо выше такого сорта демократизма, который держится в пределах полицейски дозволенного и логически недопустимого.[5]
Что под "государством" на деле понимают правительственную машину или государство, поскольку оно в силу разделения труда образует свой собственный, обособленный от общества организм, на это достаточно указывают уже слова: "Германская рабочая партия требует в качестве экономической основы государства: единого прогрессивного подоходного налога" и так далее. Налоги — это экономическая основа правительственной машины, и ничего другого. В существующем в Швейцарии "государстве будущего" это требование почти выполнено. Подоходный налог предполагает различные источники доходов различных общественных классов,—предполагает, следовательно, капиталистическое общество. Поэтому нет ничего удивительного в том, что ливерпульские поборники финансовой реформы — буржуа во главе с братом Гладстона — выставляют те же требования, что и рассматриваемая программа.[6]




Комментариев нет:

работы
конспекты
определения
заметки на полях




























[1] Именно в советском социализме государство (партийная верхушка, а вместе с ней и весь советский государственный аппарат) добилось свободной основы. То есть прибрав к рукам все средства производства, а соответственно и общественные богатства. При советском социализме государство действительно стало свободным в противоположность несвободному обществу.
Заметьте "свобода государственных форм определяется тем, в какой мере они ограничивают "свободу государства". вывод: в развитом социалистическом обществе государство должно быть максимально ограничено в своей свободе и низведено до уровня конторы по оказанию определенных услуг обществу.







[2] так как корень поменялся на другой корень, то и государство в советском социализме приняло все черты феодальных отношений, которые и диктовали несвободные отношения его членов в экономике и политике.



[3] Маркс исходит из того, что буржуазия также использовала свою диктатуру, но эта диктатура использовалась только для расчистки последних обломков феодальных отношений, но когда капиталистические отношения утвердились диктатура естественным образом развилась в буржуазные свободы. Диктатура со стороны пролетариата, на протяжение семидесяти лет, заставляет задуматься, почему это "обломки" не расчищаются, а с маниакальным упорством воспроизводятся в повседневной жизни и в конце концов пробивают себе дорогу горбачевской перестройкой и капиталистическим развитием России.





[4] замечательно о советском социализме



[5] идея-фикс, что отношения уже развились до социалистических в 1875 году. Они даже через сто лет не подошли к поворотному пункту.





[6] использовать в работе о государстве